Новости

Арбитражный дайджест (декабрь)

Российский арбитражный центр при Российском институте современного арбитража опубликовал дайджест арбитражных новостей за последний месяц.

Арбитражный дайджест (декабрь)

Арбитражная практика

Английский суд проанализировал принцип автономности арбитражной оговорки в контексте незаключённости и порочности основного договора

Вопрос, который был поставлен перед английским судом, заключался в том, содержал ли чартер, из которого явно следовало, что для его заключения он подлежит утверждению грузоотправителем / грузополучателем (чего сделано не было), связывающую стороны арбитражную оговорку, наделяющую состав арбитража компетенцией установить, заключён ли чартер. Суд пришёл к выводу, что для решения этого вопроса необходимо проанализировать принцип автономности (separability) арбитражной оговорки, в соответствии с которым арбитражная оговорка должна рассматриваться независимо от основного договора. Суд детально проанализировал то, как необходимо понимать этот принцип в двух ситуация: во-первых, когда одна из сторон утверждает, что договор не был заключён и, во-вторых, когда одна из сторон заявляет, что договор является недействительным, т.е. порочным. Суд счёл, что принцип должен применяться по-разному в рассматриваемых ситуациях. В первом случае аргумент о незаключённости основного договора должен влиять на заключённость арбитражной оговорки – следует считать, что оговорка также не заключена. Во втором случае необходимо проанализировать, влияет ли порочность договора на недействительность, порочность, арбитражной оговорки. Это означает, что спор относительно действительности основного договора, в котором содержится арбитражная оговорка, не затрагивает её, если только основанием недействительности, на которое ссылается сторона, не является основание, которое «ставит под сомнение» как саму арбитражную оговорку, так и основной договор.

В ходе переговоров по настоящему делу стороны договорились о том, что, если будет заключён юридически обязательный договор, этот договор будет содержать арбитражную оговорку. Не более того. Неверно утверждать, что они заключили арбитражное соглашение просто признав, что любой договор, заключённый между ними, будет содержать такую оговорку. Соответственно, арбитражная оговорка не была заключена, поскольку не был заключён основной договор.

It's the hard knock life: арбитры решат, сколько стоит доля компании Jay-Z в совместном предприятии с Bacardi

Арбитры Международного центра по разрешению споров (ICDR) рассматривают спор на сумму 2 млрд долларов США между Jay-Z и Bacardi по поводу коньячного бизнеса.

Компания Jay-Z воспользовалась пут-опционом на продажу Bacardi своей доли в совместном предприятии D’Ussé с долей участия 50 на 50. Спор возник из-за расхождений сторон в оценке доли. Как следует из иска, компания рэпера заявила, что ее доля оценивается в 2,5 млрд долларов США, а Bacardi оценивает ее в 460 млн долларов США. Из-за существенного различия в оценках стоимости доли партнеры привлекли JPMorgan для проведения независимой оценки. Однако возник спор по вопросу исходной даты оценки и того, какие документы JPMorgan может исследовать для проведения оценки.

Состав арбитров последовательно вынес несколько частичных окончательных решений, сначала единогласно установив дату, на которую должна проводиться оценка, затем постановив, что стороны могут не предоставлять JPMorgan материалы, которые банк специально не запрашивал, и что банк должен определить характер и масштаб своего анализа.

Дальнейший спор возник после того, как JPMorgan потребовал, чтобы стороны определили единый пятилетний финансовый прогноз для D'Ussé на дату оценки. На что компания Jay-Z указала, что банк должен основывать свои выводы на одном из доказательств, имеющихся в деле, согласно которому предполагается, что D'Ussé продаст более 2 млн ящиков коньяка в 2026 году и заработает почти 143 миллиона долларов США.

В сентябре трибунал вынес третье решение, заключив, что документ не отвечает запросу банка, так как это доказательство является «постановкой амбициозных целей, а не прогнозом на будущее», и предложил сторонам написать JPMorgan совместное письмо с указанием, что запрашиваемый прогноз не существует и никогда не составлялся партнерами.

В настоящий момент компания Jay-Z обратилась в Верховный суд Нью-Йорка с заявлением о частичной отмене третьего решения на том основании, что арбитры вышли за пределы предоставленных им полномочий. Рассмотрение спора продолжается.

Самый важный спортивный спор десятилетия

В феврале Совет FIFA объявил, что иностранным игрокам и тренерам футбольных клубов России и Украины разрешено временно приостановить действие своих контрактов до июня 2022 года из-за конфликта между странами – чтобы дать игрокам и тренерам возможность безопасно работать и получать зарплату. Действие этого решения было продлено до июня 2023 года.

Это решение возмутило ряд клубов. Так, украинский ФК Шахтер подал иск, требуя отмены решения FIFA и возмещения ущерба в размере 50 млн евро. В июле восемь российских клубов, включая ФК Зенит, ПФК ЦСКА и ФК Локомотив, также подали коллективный иск против FIFA об отмене этого решения.

В настоящее время одновременно две панели в Спортивном арбитражном суде начали рассмотрение исков украинского и российских футбольных клубов.

О взаимодействии коммерческой литигации и арбитража в ЕС

В далеком 2020 году мы рассказывали о многомиллиардном иске к страховщику The London Steam-Ship Owners’ Mutual Insurance Association Limited (из-за разлива нефти после того, как нефтяной танкер «Престиж» в 2002 году разломился пополам у берегов Испании, в результате чего десятки тысяч тонн нефти загрязнили километры береговых линий Испании, Франции и Португалии). После этого начались многолетние тяжбы нескольких стран. Испания, наряду с 1 500 других истцов, обратилась с гражданским иском в испанские суды, в результате рассмотрения которого страховщика обязали выплатить 900 млн евро.

А страховщик после испанского иска обратился в арбитраж на основании соответствующего пункта в договоре страхования судна. В результате арбитражного разбирательства было вынесено арбитражное решение, в соответствии с которым требования о возмещении ущерба, предъявленные Испанией в испанские суды, должны были быть поданы в рамках этого арбитражного разбирательства. Более того, арбитры также заключили, что страховщик не может нести ответственность перед Испанией в отсутствие предварительного возмещения убытков со стороны владельцев судна. Данное решение было подтверждено Высоким судом Англии и Уэльса, а также в ходе апелляционного производства, инициированного Испанией.

Испания, в свою очередь, обратилась в суды Соединенного Королевства с запросом признать испанский приказ о приведении в исполнение судебного решения о том, что страховщик должен выплатить компенсацию за причиненный ущерб. Высокий суд удовлетворил это заявление в мае 2019 года. Страховщик подал апелляцию на этот акт, и Высокий суд решил передать в Суд ЕС вопросы толкования Регламента № 44/2001 о компетенции, признании и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам (Brussels I).

Суд ЕС решил, что Brussels I следует толковать таким образом, что решение, вынесенное судом государства-члена по вопросу арбитражного решения, не может помешать в этом государстве-члене признать решение, вынесенное в другом государстве-члене, если судебное решение, приводящее к результату, эквивалентному результату этого решения, не могло быть принято судом первого государства-члена без нарушения положений и основных целей регламента Brussels I, в частности, в отношении относительного действия арбитражной оговорки, включенной в рассматриваемый договор страхования, и правил о lis pendens.

Проще говоря, суды Великобритании не могут отказать в признании и приведении в исполнение судебного решения, вынесенного испанскими судами, на том основании, что такое решение противоречит национальному решению английских судов, вынесенному в соответствии с арбитражным решением. Это означает, что решение, вынесенное на основании арбитражного решения, было признано противоречащим Брюссельскому регламенту.

Не можно, а нужно

Panasonic India Pvt. Ltd. и Shah Aircon заключили дистрибьюторское соглашение о продаже электронных товаров. Однако из-за неоплаченных Shah Aircon счетов отношения сторон испортились. В итоге, Panasonic обратился варбитраж, как было предусмотрено в арбитражной оговорке сторон.

Оговорка звучала следующим образом: «Стороны будут пытаться урегулировать любой спор, претензию или разногласие, возникающие в связи с настоящим Соглашением, посредством консультаций и переговоров в духе доброй воли и взаимного сотрудничества. Если эти попытки не увенчаются успехом, любая из Сторон может передать споры, вопросы или претензии, вытекающие из настоящего Соглашения или связанные с ним, на рассмотрение в арбитраж единоличным арбитром, который назначается управляющим директором Panasonic».

Shah не согласился с тем, что им было подписано соглашение, и считал, что спор должен быть передан в компетентный суд в Гуруграме, Харьяна, что он и сделал, обратившись с иском против Panasonic, требуя, среди прочего, антиарбитражного судебного запрета. Panasonic же обратился в Высокий суд Дели для назначения арбитра в рамках арбитражного разбирательства.

Единая коллегия Высокого суда Дели, рассмотрев все обстоятельства дела, постановила, что использование термина «может» в арбитражной оговорке не делает намерение сторон передать спор в арбитраж недействительным: «Толкование арбитражной оговорки, как и всех договорных положений, должно основываться на толковании договора в целом, и ни одно отдельное слово или фраза не должны быть чрезмерно подчеркнуты, чтобы отрицать истинное значение оговорки». Сравнивая между собой уровни обязательности слов «может» и «должен», Суд обратил внимание и на другие слова, использованные в оговорке: «слово "может" соседствует со словами "любая сторона", что означает возможность Panasonic или Shah Aircon передавать споры в арбитраж. Если любая из сторон может воспользоваться такой возможностью, передав споры по Соглашению в арбитраж, она для всех практических целей является обязательным также и для другой стороны».

В результате суд удовлетворил ходатайство Panasonic и назначил арбитра для рассмотрения спора в арбитраже.

Мошенничество – это тоже лотерея

Апелляционный суд девятого округа США постановил, что коллективные иски к криптовалютной бирже Coinbase должны быть рассмотрены в государственном суде.

Причиной коллективного иска стала лотерея, которую устроила биржа. По условиям лотереи необходимо было зарегистрироваться на бирже и подписать пользовательское соглашение. Призом в лотерее были 1,2 млн долларов США в криптовалюте Dogecoin. Некоторые из участников лотереи в результате столкнулись с мошенниками, которые похитили их средства. Так, один из истцов утверждает, что его убедили передать доступ к учетной записи, на которой у него хранилась 31 тысяча долларов США.

В ходе разбирательства биржа утверждала, что участники лотереи должны предъявлять свои иски в арбитраже, так как пользовательское соглашение содержало арбитражную оговорку. Однако суд указал, что спор касается лотереи, а по законам штата Калифорния такие споры могут рассматриваться только в государственном суде.

Банку не удалось заключить арбитражную оговорку с клиентом

Суд в США пришёл к выводу о том, что арбитражная оговорка не заключена, поскольку контрагент не имел значительной возможности отказаться от её включения в договор. В договоре содержалось условие о том, что банк может изменить договор в любой момент, разрешённый законом. Банк включил в договор арбитражную оговорку, после чего направил клиенту уведомление о том, что он вправе отказаться от внесённых в договор изменений, закрыв свой счёт в течение 60 дней. Несмотря на то, что банк утверждал, что у клиента было право отказаться от включения в договор арбитражной оговорки, сам договор предусматривал, что даже если счёт будет закрыт, все споры с банком по-прежнему должны разрешаться в арбитраже. Кроме того, в арбитражной оговорке было условие о том, что проигравшая арбитраж сторона должна возместить все расходы противоположной стороны, в том числе расходы на представителей. Суд счёл, что сильная сторона не может навязывать своему контрагенту такие условия разрешения споров, поэтому оговорка не может считаться заключённой.

Пекин обратился в ВТО в связи с введением Вашингтоном мер экспортного контроля на чипы

Китай инициировал консультации для разрешения спора во Всемирной торговой организации (ВТО). Поводом для обращения стало решение Минторга США в октябре 2022 ввести меры экспортного контроля за чипами и другой продукцией в отношении Китая, в частности ограничить поставки китайским компаниям продукции, необходимой для выпуска полупроводников.

Как сообщает Минкоммерции КНР, «подача Китаем иска в ВТО призвана решить проблему китайской стороны при помощи правовых методов и является необходимым способом защиты законных прав и интересов Пекина».

Газпром столкнулся с новыми претензиями от немецких компаний

Вслед за компанией Uniper, которая в прошлом месяце подала иск на сумму 11,6 млрд евро к ООО «Газпром экспорт», требования заявила немецкая энергетическая компания RWE. Основания для предъявления иска у RWE такие же, как и у Uniper, – компания ссылается на то, что из-за недопоставок газа она была вынуждена закупать его по более высоким ценам на рынке.

Однако источники энергии RWE более диверсифицированные, а доля российского газа в закупках относительно небольшая: если Uniper по договору недополучила от российского поставщика энергии в размере 200 тераватт-часов, то у RWE потери составили всего 4 тераватт-часов. По подсчетам аналитиков, в денежном выражении эти потери составляют около 400 млн евро. Сама компания сумму требований не уточнила.

Шансы Росатома на победу в споре о строительстве АЭС «Ханхикиви-1» серьезно выросли

Адъюдикаторы (Dispute Review Board при содействии ICC) признали, что расторжение договора на сооружение АЭС «Ханхикиви-1» и отказ в приемке выполненных по договору работ является неправомерным. Об этом Госкорпорация Росатом сообщила в своем пресс-релизе.

Обращение в адъюдикацию было предусмотрено договором между дочерней компанией Росатома RAOS Project Oy, занимавшейся реализацией проекта по строительству АЭС, и ее финским контрагентом Fennovoima Oy. Данный договор был расторгнут в мае 2022 года по инициативе финской стороны. Расторжение договора было сопряжено с взаимными претензиями: Fennovoima Oy заявляла, что договор был расторгнут из-за ненадлежащего исполнения подрядчиком своих обязательств и анонсировала начало арбитражных разбирательств на сумму 2 млрд евро против дочерних структур Росатома, в свою очередь российская сторона утверждала, что договор был расторгнут по политическим причинам и также высказала намерение взыскать убытки.

Адъюдикаторы в этом споре встали на сторону RAOS Project Oy указав, что расторжение договора является существенным нарушением и дает право на взыскание убытков. Однако заключение адъюдикаторов невозможно принудительно исполнить, и оно не содержит расчета убытков. У финской стороны остаются шансы оспорить его в арбитраже, если сторонам не удастся урегулировать разногласия мирным путем.

Арбитры в Стокгольме встали на сторону Лукойла в споре с малазийским контрагентом

Дочерняя компания малазийской инжиниринговой группы KNM начала арбитраж в Стокгольмской торговой палате в 2019 году, требуя от операционной компании Лукойла в Узбекистане возмещения убытков за неправомерное использование банковских гарантий, оплаты счетов, а также возмещения расходов, связанных с нарушением и продлением договора на общую сумму 96 млн долларов США.

В 2010 году стороны заключили договор на поставку технической документации и оборудования для разработки месторождений Адамташ, Гумбулак и Джаркудук-Янги кызылча в Узбекистане. В ходе исполнения договора его стоимость возросла из-за внесения некоторых изменений.

В 2017 году Лукойл потребовал оплаты по банковским гарантиям на сумму 40 млн долларов США. Тогда дочерняя компания KNM подала в малазийские суды заявление о наложении временного судебного запрета, препятствующего переводам платежей по гарантиям. В 2020 году Апелляционный суд Малайзии установил, что Лукойл недобросовестно потребовал гарантий, пока стороны вели переговоры о продлении договора.

Лукойл предъявил встречный иск на сумму около 254 млн долларов США в качестве штрафа за нарушение сроков исполнения обязательств по договору, ремонтные работы и просроченные платежи по договору. В итоге арбитры вынесли решение в пользу дочерней компании российского Лукойла на сумму около 2 млн долларов США.

Новости инвестиционного арбитража

Новые обстоятельства – новый арбитр?

МЦУИС опубликовал решение по заявлению Албании об отводе назначенного истцами арбитра Шарля Понсе из трибунала, пересматривающего арбитражное решение в связи с появлением новых обстоятельств в деле Hydro et al. v. Albania.

После инициирования Албанией процедуры пересмотра решения г-н Понсе, ранее рассмотревший дело в составе первоначального трибунала, выразил готовность войти в трибунал по пересмотру, однако другие арбитры сообщили МЦУИС о невозможности участвовать в процедуре пересмотра решения. После назначения истцом г-на Понсе Албания подала заявление о его отводе, утверждая, что г-н Понсе не может действовать в составе трибунала по пересмотру в силу ст. 1(4) Арбитражного регламента МЦУИС в редакции 2006 года.

По мнению арбитров, ст. 1(4) Арбитражного регламента МЦУИС, предусматривающая, что «ни одно лицо, ранее выступавшее в качестве посредника или арбитра в любом разбирательстве по урегулированию спора, не может быть назначено в качестве арбитра», применима к составу трибунала по пересмотру решения, однако данное положение относится только к лицам, выступавшим в таком качестве до инициирования арбитража в МЦУИС. Таким образом, арбитры постановили, что ст. 1(4) Арбитражного регламента МЦУИС не препятствует частичному восстановлению первоначального трибунала в контексте процедуры пересмотра решения.

Трибунал МЦУИС дважды отказал Аргентине в запросе о раскрытии истцом информации

Трибунал МЦУИС по делу Orazul v. Argentina отклонил запросы Аргентины о раскрытии информации в отношении одного из представителей Orazul и его эксперта.

Аргентина сообщила, что Дэвид Кей, один из представителей истца, является главным инвестиционным директором Liti Capital, швейцарской компании, финансирующей судебные разбирательства, а также просила трибунал обязать истца предоставить информацию о связи Кея с I Squared Capital, Liti Capital или любым другим финансирующим лицом, а также сообщить о наличии прямого или косвенного финансирования в отношении иска.

По мнению арбитров, изложенному в процессуальном постановлении № 5 от 9 декабря 2022 года, какие-либо основания для раскрытия информации о представителе истца отсутствовали, поскольку Арбитражный регламент МЦУИС в редакции 2006 года, применимый к арбитражу, не содержит обязанности раскрывать информацию о финансировании третьими лицами. Несмотря на опыт Кея в качестве представителя стороны в других инвестиционных арбитражах и финансирования арбитражных разбирательств, у трибунала не было оснований для сомнений в заверениях истца об отсутствии какого-либо стороннего финансирования.

Кристоф Шрейер, правовой эксперт Orazul, должен был дать показания по видеоконференцсвязи, как и правовой эксперт Аргентины Хорхе Виньюалес. Однако за день до слушания истец сообщил, что г-н Шрейер ввиду последствий COVID-19 не сможет принять участие в устном слушании, в связи с чем попросил не допускать к участию в слушании правового эксперта ответчика. Аргентина, в свою очередь, указала, что г-н Шрейер выступал в качестве основного докладчика на конференции, состоявшейся в Венском университете 19-20 сентября 2022 года, что свидетельствует о наличии у него возможности присутствовать на слушаниях и о том, что истец намеревался помешать участию профессора Виньюалеса на слушаниях.

Впоследствии истец представил свои комментарии к позиции ответчика, а также заявление г-на Шрейера с подробным описанием прогрессирования его болезни и причин, по которым он не мог подготовиться к слушаниям и дать показания на них. По мнению трибунала, разъяснения, представленные г-ном Шрейером, являлись достаточными и не требовали дальнейших уточнений.

Азербайджан перед лицом многомиллионного инвестиционного спора

5 декабря юридическая фирма Willkie Farr & Gallagher от лица 19 инвесторов подала против Азербайджана уведомление о споре по Договору к Энергетической Хартии на сотни миллионов долларов. Спор возник из инвестиций в 18 малых гидроэлектростанций, расположенных в частях Нагорного Карабаха, которые были возвращены Азербайджаном в ходе конфликта в 2020 году.

Конфликт 2020 года был завершен трехсторонним соглашением между Азербайджаном, Арменией и Россией, по которому значительные территории Арцаха, непризнанной республики, были уступлены Азербайджану, при этом большинство электростанций находятся на уступленных территориях Кельбаджара, Лачина и Мартакерта.

До конфликта 2020 года в спорных районах наблюдался период инфраструктурных инвестиций, особенно в секторе возобновляемых источников энергии. Однако после станции, находящиеся сейчас под контролем Азербайджана, были интегрированы в AZenergy, государственную энергетическую компанию, ввиду чего инвесторы заявляют об экспроприации, несправедливом и неравноправном обращении, дискриминации и других нарушениях ДЭХ.

Верховный суд Франции обозначил пределы контроля государственного суда за арбитражным решением

Верховный суд Франции отменил решение апелляции по спору между Ощадбанком и Российской Федерацией и направил дело на новое рассмотрение в другом составе судей. Отмененное решение было вынесено в марте 2021 года – тогда апелляционный суд Парижа посчитал, что у состава арбитража по спору между Ощадбанком и Российской федерацией отсутствовала компетенция, так как предполагаемые инвестиции были сделаны до вступления в силу Соглашения между Россией и Украиной о поощрении и взаимной защите инвестиций. На этом основании суд отменил арбитражное решение о взыскании с России 1,1 млрд долларов США.

Верховный суд Франции при рассмотрении кассационной жалобы указал, что государственный суд не обладает правом пересматривать решение состава арбитража по существу, а именно это сделали судьи апелляционного суда Парижа, когда самостоятельно установили наличие ограничений ratione temporis в Соглашении между Россией и Украиной о поощрении и взаимной защите инвестиций.

Трибунал МЦУИС отклонил иск против Турции на сумму 6 млрд долларов США

Ipek Investments Limited (IIL), принадлежащая бизнесмену Акыну Ипеку, подала иск в МЦУИС в 2018 году, требуя возмещения ущерба в размере 6 млрд долларов США за предполагаемую экспроприацию своего материнского конгломерата Koza Group. Активы медийного и горнодобывающего конгломерата были конфискованы, а его компании переданы под контроль третьих лиц турецкими судами в 2015 году на фоне обвинений в причастности конгломерата к финансированию терроризма.

Дело в том, что турецкие власти обвинили Ипека в поддержке религиозного движения «Хизмет», которое, как утверждает Эрдоган, стояло за неудавшейся попыткой свергнуть его правительство в июле 2016 года. Ипек отрицает обвинения в терроризме, которые, по его словам, политически мотивированы.

Турция утверждала, что трибунал МЦУИС не обладает юрисдикцией для рассмотрения спора, и оспаривала подлинность соглашения о покупке акций, в соответствии с которым IIL якобы приобрела Koza Group в 2015 году. Представитель Турции в МЦУИС заявил, что соглашение о покупке акций было «недействительным в соответствии с турецким законодательством» и что у Ипека «не было функционирующих инвестиций» в Турции.

В итоге, 8 декабря трибунал МЦУИС принял решение об отсутствии юрисдикции в отношении иска, поданного IIL.

Арбитражные новости и события в ADR

Инвестиционные соглашения ЕС, серия 3: Чили

Европейский союз и Чили согласовали текст Расширенного рамочного соглашения (AFA), включающего положения об арбитраже между инвесторами и государством. AFA является последним в ряду инвестиционных соглашений ЕС, учреждающих систему инвестиционных судов, состоящую из Трибунала первой инстанции (Трибунала) и Апелляционного трибунала.

AFA предусматривает возможность подачи ответчиком встречного иска, а также содержит четкие положения о финансировании третьей стороной, требуя раскрытие имени и адреса финансирующей третьей стороны при подаче иска или незамедлительно после заключения соглашения о финансировании.

Кроме того, AFA содержит положения, направленные на повышение эффективности арбитражного разбирательства, в том числе право ответчика заявить возражение о необоснованности иска с точки зрения права (early dismissal of claims), а также возможность объединения требований.

AFA позволяет участие иной стороны инвестиционного договора в разбирательстве, разрешая такой стороне присутствовать на слушаниях и представлять письменные документы. Третьи лица также могут присоединиться к арбитражному разбирательству, доказав прямую и действительную [DA1] заинтересованность в конкретных обстоятельствах спора, при этом такое вмешательство ограничивается поддержкой правовой позиции одной из сторон.

Наконец, арбитражное решение Трибунала может быть обжаловано любой из спорящих сторон на основании ошибки в толковании или применении права, а также в случае явной ошибки в оценке фактов, включая национальное законодательство.

Швейцарский арбитражный центр выпустил правила для арбитража корпоративных споров между швейцарскими компаниями

В законодательство Швейцарии с 1 января 2023 года вступит изменение, которое позволит включить в устав швейцарской компании оговорку о передаче всех корпоративных споров в арбитраж с местом арбитража в Швейцарии. Арбитражная оговорка будет обязательной для самой компании, её руководящих органов, членов таких органов и акционеров, если устав не предусматривает иное. Лица, которые могут быть затронуты последствиями вынесенного арбитражного решения, должны быть проинформированы о начале и прекращении арбитража, а также должны иметь возможность участвовать в формировании состава арбитража и в самом арбитражном разбирательстве в качестве дополнительной стороны (intervener).

Правила включают в себя типовую арбитражную оговорку, а также условия о начале и прекращении арбитражного разбирательства, уведомлении сторон, формировании состава арбитража, участии дополнительных (третьих) сторон, а также об обеспечительных мерах и чрезвычайном арбитре.

Разработанные правила могут иметь не только практическую пользу, но и академическую для исследователей арбитража корпоративных споров.

Суринам стал 171 государством-участником Нью-Йоркской Конвенции

Небольшая страна на северо-восточном побережье Южной Америки – Суринам – стала 171 страной-участницей Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (1985 года). Конвенция вступит в силу для Суринама с 8 февраля 2023 года.

РИСА и Young IMA провели серию вебинаров Arbitration in China: A New Way for International Business

22 и 23 декабря Российский институт современного арбитража провел серию вебинаров, посвящённую арбитражу в Китае и Гонконге, в рамках которой практикующие юристы и представители арбитражных учреждений из Китая и Гонконга осветили такие вопросы, как правовое регулирование арбитража в континентальном Китае в контексте предложений по реформированию китайского арбитражного законодательства, а также приведение в исполнение арбитражных решений в континентальном Китае и Гонконге. Спикерами выступили Dr. Shouzhi An (Anjie Law), Dr. Fuyong Chen (BAC/BIAC), Wen Dai (Zhong Lun), Michelle Shi (Global Law Office), Leon Guo (Rede Chambers), Adela M. Mao (Tower Chambers).

Также 24 декабря Совет современного арбитража (Young IMA) поговорил со студентами и выпускниками образовательных программ в Китае и Гонконге о возможностях получения образования в регионе и их обучении. Бауыржан Жанадилов (China University of Political Science and Law), Эллина Изоткина (The University of Hong Kong), а также Ярослава Мавлютова (The Chinese University of Hong Kong) поделились опытом поступления в китайские и гонконгские вузы, рассказали о жизни международного студента в азиатском регионе и потенциальных сложностях.

Судебный клуб: Forward Legal vs «Т Плюс»

16 декабря в Российском арбитражном центре прошел XI муткорт в рамках Судебного клуба, первого муткорта для практикующих юристов, созданного командой Forward Legal.

Команды Forward Legal (Данил Бухарин, Яна Медведева) и «Т Плюс» (Дмитрий Пасынков, Елена Филичкина, Александр Чебурахин) заранее обменялись меморандумами, которые были предоставлены трем судьям – Эльмире Кондратьевой (Forward Legal), Валерии Бутыриной (РАЦ) и Александру Балыбердину («Почта России»).

В основу фабулы спора был положен реальный спор, касающийся передачи имущества в собственность монастыря и оспаривания решения Росимущества. Само заседание заняло более полутора часов, по итогам которых все присутствовавшие слушатели поделились обратной связью с выступающими.

Результаты VI Конкурса по арбитражу корпоративных споров им. В.П. Мозолина 2022

3 и 4 декабря 2022 в Российском институте современного арбитража прошли итоговые очные раунды VI Конкурса им В.П. Мозолина.

В 2022 году масштабы Конкурса стали еще более значительными. В Конкурсе приняли участие более 300 участников и 160 арбитров из различных регионов страны. Фабула Конкурса в этом году затрагивала вопросы определения применимых правил арбитража, применимого материального права, ответственности за действия бывшего сотрудника, нарушения положений о конфиденциальности.

По итогам раундов призовые места получили команды:

1 место – команда № 236, МГИМО, НИУ ВШЭ

2 место – команда № 818, НИУ ВШЭ

3 место – команда № 189, МГУ.

Лучшим спикером Конкурса признан Александр Лукин (Команда № 189, МГУ).